Saturday, April 20, 2024

Георг фон Шёнерер — австрийский политик или «духовный отец Гитлера»?

Георг Генрих Шёнерер — сложная и неоднозначная личность для большинства историков и исследователей прошлого. Человек, который объединял в себе множество прогрессивных взглядов, с одной стороны, и радикальный антисемитизм, с другой, для меня всегда будет исключительно отрицательным историческим персонажем. Но проследить его жизнь, а также разобраться в его влиянии на те или иные события в прошлом для меня является важной задачей.

Георг Генрих Шёнерер 

Георг Генрих Шёнерер (нем. Georg von Schönerer, с 1860 по 1888 гг. и с 1917 по 1919 гг. Георг Генрих Риттер фон Шёнерер) — австрийский землевладелец и политический деятель. С 1879 г. и до конца века Шёнерер занимал видное место как лидер сначала немецких националистов, а затем Всегерманского союза. Он был ярым противником политического католицизма, радикальным антисемитом и оказал сильное влияние на молодого Адольфа Гитлера, который считал его одним из своих примеров для подражания.

Происхождение и семья

Георг Шёнерер родился 17 июля 1842 г. в Вене, в семье железнодорожного предпринимателя Матиаса Шёнерера (1807 — 1881) и его жены Марии Анны Антонии Рехманнс (1819 — 1884); у него была одна сестра Александрина. После того как в 1860 г. император Франц Иосиф I возвёл Матиаса Шёнерера в потомственное рыцарское достоинство, его дети также могли пользоваться этим титулом.

Матиас фон Шёнерер.

Георг фон Шёнерер с 1861 г. изучал сельское хозяйство в Тюбингене, с 1861 по 1863 г. посещал Сельскохозяйственную академию в Хоэнхайме, а с 1863 по 1865 г. — Высшую сельскохозяйственную школу в венгерском Альтенбурге. С 1869 г. Шёнерер управлял имением своего отца в Розенау близ Цветтля, где создал и вёл образцовое сельскохозяйственное предприятие. В апреле 1878 г. Шёнерер женился на Филиппине Эдле фон Гшмейдлер (1848 — 1913), которая, как стало известно в 1887 г., была еврейского происхождения. В этом браке родились сын Георг и три дочери. Георг-младший и его жена умерли от испанского гриппа в Вене 3 октября 1918 г., незадолго до того, как он был уволен с военной службы и вступил во владение наследством своего отца.

В то время «главным братством» Шёнерера было венское академическое братство Libertas, а также он стал почётным членом нескольких братств: Инсбрукского академического братства Germania (1893 г.), Венского академического братства Teutonia (1893 г.) и Венского академического братства Gothia (1919 г.).

Политика

В 1873 г. он был избран в Палату депутатов Имперского совета от либеральной Немецкой партии прогресса, в 1876 г. вышел из неё, а с 1879 г. возглавлял Немецкое национальное движение (Альдейтше) в Австрии. В 1878 — 1883 гг. он также был депутатом Нижнеавстрийского парламента.

Шёнерер являлся представителем великогерманской идеологии, сочетавшейся с радикальным антисемитизмом, который он последовательно обосновывал «расовыми» мотивами. В 1900 г. его Общегерманское движение потребовало в венском парламенте выплачивать премию за каждого «усыплённого» еврея.

В это время Шёнерер провозгласил такие фёлькиш-антисемитские лозунги, как «Через чистоту к единству» — «Без Иуды, без Рима / будет построен собор Германский» или «Религия у всех одна / в крови лежит разлад». Шёнерер был яростным противником габсбургско-австрийского патриотизма (Volksrecht bricht Staatsrecht) и либерализма. Он боролся за ликвидацию монархии и присоединение её западных частей к Германскому рейху.

Будучи противником поддерживающей государство католической церкви, он был сторонником движения «Лос фон Ром». Сам он перешёл в протестантизм в 1900 г., а около 1887 г. провозгласил отмену христианского календаря. Новой нулевой точкой календаря он определил 113 год до н.э., когда кимвры и тевтоны разгромили римскую армию в битве при Норее. В 1882 г. Шёнерер сыграл решающую роль в определении «Линцской программы» немецких националистов, сочетавшей националистические, социальные и антисемитские элементы.

Шёнерер был одним из основателей созданного в 1880 г. Союза немецких школ, целью которого была поддержка немецкого населения в тех районах Австрии, где оно составляло лишь меньшинство, путём строительства школ и закупки товаров. Поскольку Шульферайн разрешил евреям вступать в свои ряды, Шёнерер в знак протеста в 1885 г. покинул свой пост в наблюдательном совете и вышел из состава Шульферайна. Затем Шёнерер основал антисемитскую «Школьную ассоциацию для немцев».

8 марта 1888 г. в трактире в кругу своих сторонников он оплакивал скорую смерть Вильгельма I. О смерти, которая ещё не наступила, уже было объявлено в дополнительном выпуске газеты Neues Wiener Tagblatt; через некоторое время появился ещё один дополнительный выпуск, в котором сообщалось, что император ещё жив.

Шёнерер использовал этот случай для нападок на «еврейскую газету», с редактором которой Морицем Шепсом он давно враждовал. Он и 28 его единомышленников вошли в редакцию Neues Wiener Tagblatt, угрожали и избивали редакторов. Был составлен протокол и выдан ордер на арест Шёнерера. Прокурор потребовал от рейхсрата выдачи Шёнерера. Рейхсрат снял с Шёнерера иммунитет. В суде сотрудники редакции дали показания, что Шёнерер кричал: «День мести настал!». Сам же он утверждал, что хотел лишь выяснить действительные факты. Далее утверждалось, что Шёнерер заблокировал дверь, угрожал сотрудникам палкой, кричал при этом, а также удерживал двух редакторов и избивал их кулаками.

В ответ на эти обвинения Шёнерер заявил, что он высказался по поводу такого поведения прессы, а затем покинул помещение. Версию журналистов подтвердило большое количество свидетелей, Шёнерер назвал 19 свидетелей. Противоречивость показаний и фактов была признана судьёй в его аргументации, что далеко не исчерпывает полного срока наказания в пять лет. 5 мая 1888 г. Шёнерер был приговорён к четырём месяцам тюрьмы, лишён депутатского мандата на пять лет и дворянского титула. Нападение на редакцию сегодня квалифицируется как первый акт «правого террора».

После этого приговора он был вынужден оставить другим руководство крепнущим немецким националистическим движением. Значительная часть его сторонников также перешла к христианским социалистам Люгера. С 1897 по 1907 г. Шёнерер вновь входил в Имперский совет как аутсайдер. 

В 1897 — 1901 гг. в связи с Баденским кризисом Шёнерер вновь приобрёл определённое лидерство в лагере немецких националистов. Когда в 1897 г. австрийский премьер-министр Казимир фон Бадени представил в парламенте декреты, требующие знания немецкого и чешского языков для будущего набора государственных служащих в Богемии и Моравии, Шёнерер смог поставить себя во главе движения протеста против этой меры. В течение многих месяцев Австрийский императорский совет был недееспособен, проводя целенаправленную политику обструкции.

В 1901 году в парламент был избран 21 депутат от группы Шёнерера (или Общегерманского объединения). Однако уже через некоторое время между Шёнерером и его младшим коллегой по фракции Карлом Германом Вольфом возникли внутрипартийные разногласия. Альдейтская партия распалась, и Вольф основал Немецкую радикальную партию, в которую вошло большинство бывших членов группы Шёнерера. Шёнерер не добился дальнейшего успеха на выборах. В 1907 г. его партия была сокращена до трёх депутатов, сам он провалился со своей кандидатурой и с тех пор оставался маргинальной политической фигурой.

Он так и не смог возглавить массовое движение. В 1885 г., когда его ежемесячная газета Unverfälschte Deutsche Worte достигла своего расцвета, её тираж не достигал и 1700 экземпляров. В 1889 г. в его немецком националистическом союзе состояло всего 1200 человек.

В 1904 г. он отказался от почётного гражданства Эгера, поскольку городской совет пригласил императора Франца-Иосифа, который устроил Шёнереру «славянизацию немецких территорий».

В 1917 г. по амнистии императора Карла I Шёнерер восстановил свой дворянский титул. По его просьбе, политик, почитавший Бисмарка в том числе и за его образцовую социальную политику (обязательное страхование от несчастных случаев, обязательное медицинское страхование, немецкое социальное обеспечение), был похоронен в 1922 г. рядом с имением Бисмарка Фридрихсрух в лесу Заксенвальд под Гамбургом. Однако сам Бисмарк отвергал политику Шёнерера, поскольку не был заинтересован в дестабилизации Австро-Венгрии, а хотел иметь сильного союзника. Могила Шёнерера находится в Аумуле. На его надгробии высечена надпись: «Борец за всю Германию».

Социальные обязательства

Свидетельство о членстве во Флоридсдорферском турнфейне для Шёнерера, написанное руническим шрифтом. Транскрипция: «Через чистоту к единству». Дорогой лидер! Флоридсдорфское объединение Deutschvölklicher Turnverein на своем 31-м общем собрании решило назначить Вас, уважаемый господин, своим почётным членом ввиду Ваших больших заслуг перед правым делом, которые объединение, как Deutschvölklicher, умеет чтить. Флоридсдорф, в ледяную луну [январь] 2009 года [1896 г. н.э.], Турнрат [Турнский совет].

Другая сторона политического деятеля Шёнерера — его социальная активность, которую он проявлял на посту помещика. Социальные проблемы играли особую роль в начале его политической карьеры. Уже в 1912 г. газета Arbeiter-Zeitung высоко оценивала его позицию по социальному вопросу, хотя и отвергала его политические взгляды.

Шёнерер, в отличие от других владельцев имений, нанимал на работу в основном семейные пары и довольствовался 2,5-процентным доходом от своих имений. По словам его сестры, в Rosenau Meierhof проживало 60 человек. Кроме того, ему принадлежали многочисленные дома, в которых он размещал своих служащих и их семьи. В Императорском совете он добивался медицинского страхования, страхования по старости, ограничения рабочего дня, отдыха в воскресные и праздничные дни и многих других социальных достижений. Шёнерер предоставлял своим сотрудникам, которые по возрасту или болезни уже не могли работать, возможность оставаться в его имении в так называемом «Шпитале» (доме престарелых) на пособии до самой смерти. Его девизом было: «Я забочусь о тех, кто больше не в состоянии работать!»

Шёнерер оказывал помощь в случаях пожара или падежа скота. В богадельне двуединой монархии, нижнеавстрийском Вальдфиртеле, он поддерживал или основал около 200 пожарных команд. Шёнерер лично содействовал развитию кредитных обществ Райффайзена и сам выдавал авансы своим подопечным. Нередко он лично отменял погашение открытых авансов по заработной плате в случае недостаточной ликвидности и тем самым давал возможность арендаторам заниматься экономическим трудом. Есть свидетельства, что трое глухонемых, от которых отказались все остальные землевладельцы, нашли работу в его яслях, а двое инвалидов устроились погонщиками ослов в компанию по перевозке молока. «Они тоже хотят есть», — говорил он.

Шёнерер также выступал против того, чтобы уроки в начальных школах в сельской местности делились на утренние и дневные, так как добираться до школы далеко, а также требовал летних каникул для молодёжи в интересах сельского хозяйства. Он пожертвовал основной капитал на строительство столовой в замке Розенау, чтобы дети, которым приходилось долго добираться до школы в холодную зиму в Вальдфиртеле, могли получить у трактирщика суп и, таким образом, тёплое место для ночлега. Подобная суповая находится также в приходе Хамерлинг в Кирхберге. Он требовал от управляющих своими поместьями: «Дайте людям то, что положено!».

Влияние на Гитлера и национал-социализм

В Австро-Венгрии времён Шёнерера немецкоязычные жители составляли меньшинство. Три четверти населения являлись представителями других народов, таких как венгры, чехи, поляки, сербы и хорваты. Страх перед Überfremdung привёл к тому, что некоторые немецкоязычные жители хотели, чтобы Австрия присоединилась к одноязычной Германской Империи. Шёнерер также придерживался этого убеждения, и даже больше: Австрия должна быть населена исключительно немецкоязычными. Шёнерер заставлял своих последователей обращаться к нему как к «фюреру» и приветствовать его криками «Хайль!».

Деятельность Шёнерера проявилась и в создании «Нового общества Рихарда Вагнера», призванного «освободить немецкое искусство от фальсификации и иудаизации». Он произносил такие пропагандистские лозунги, как «Человек, созревший под прохладным небом, обязан истреблять расы-паразиты, так же как надо истреблять угрожающих ядовитых змей и диких хищных зверей», или лозунги типа «Еврей ли, христианин ли — всё равно — в расе лежит свинья».

Шёнерер требовал удаления евреев с государственной службы, из школ, университетов, клубов и газет. В 1888 г., когда он отбывал тюремное заключение, он подал «Антисемитскую петицию»:

«В населённом нами районе […] постепенно начинает происходить национальное преобразование, в результате которого не только славянская, но и еврейская инфильтрация берёт верх, и даже должности магистратуры неоднократно занимались евреями, что самым заметным образом распространилось на круги жандармерии в Вальдвиртеле [… Немецкому характеру нашей части страны может угрожать славянство, ещё большую опасность представляет иудаизм, ибо этот восточный народ стремится денационализировать наш родной народ».

В Реальшуле в Линце студенты времён Гитлера, в том числе и он сам, с энтузиазмом восприняли тезисы Шёнерера, приветствуя друг друга криками «Хайль!» и прикалывая васильки к лацканам.

10 октября 1920 года Гитлер выступил на митинге НСДАП в Вальдфиртеле, в кинозале Gmünd, с речью против Версальского договора, против так называемого рабства перед процентами и против Веймарской республики. На выборах в Национальный совет 1930 года НСДАП уже получила в Вальдфиртеле 10%. После выборов в муниципальные советы, состоявшихся в конце 1932 г., в Штайне, Цветтле, Гмюнде и Кремсе правили национал-социалистические мэры.

В период нацистского режима именем Шёнерера были названы также некоторые улицы и площади. Например, Габсбургерплац в Мюнхене до 1945 г. называлась Шёнерерплац. В Марбурге, Инсбруке, Праге и Вене именем Шёнерера были названы студенческие братства, преобразованные в нацистские товарищества. В 1942 году национал-социалист Рудольф Лохнер писал о национально и социально ориентированном образце для подражания:

«Заниматься Шёнерером — значит творить историю Великой Германии. Шёнерер, один из самых страстных немцев, которые когда-либо жили, является величайшим немецким политическим просветителем после Бисмарка и до Адольфа Гитлера». — Рудольф Лохнер: Георг фон Шёнерер, просветитель Великой Германии.

Национал-социалистический писатель Отто Хенке также обратил внимание на эту ссылку:

«Родина предков фюрера стала через Георга Риттера фон Шёнерера духовной родиной ожесточённой борьбы против еврейства». — Вольфганг Здраль: Гитлеры. Неизвестная семья фюрера.

После Второй мировой войны влияние Шёнерера на Гитлера не было забыто. Ханна Арендт назвала Шёнерера «духовным отцом» Гитлера.

А как вы можете оценить этого австрийского патриота Германии? Напишите в нашу телеграм-группу!

Вам также могут быть интересны следующие материалы из рубрики «ЖЗЛ»:

О проекте:

Меня зовут Анатолий. Я автор проекта «Жизнь эмигранта». В 2017 году я эмигрировал с семьёй из Краснодара в Австрию. Мы с женой работаем в маркетинге, а для помощи тем, кто хотел бы переехать, создали сайт Emigrants.life.
Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Telegram , Facebook , Instagram, Twitter , а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram .

Последние материалы

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com