Sunday, April 14, 2024

Историк: «У меня такое впечатление, что мы являемся свидетелями начала конца путинского режима»

24 февраля наступит вторая годовщина нападения на Украину, а 17 марта Владимир Путин будет переизбран. Историк Франсуаза Том считает, что в Москве давно существовали планы его свержения.

Известный французский историк Франсуаза Том видит явные признаки дворцовой революции в России. По его мнению, президент Владимир Путин не будет заменён до тех пор, пока восточная Украина не окажется в руках России. Она рассматривает смерть Алексея Навального как предупреждение Западу.

STANDARD: какое значение, по вашему мнению, имеет смерть оппозиционера Алексея Навального?

Том: для меня его смерть кажется «пощёчиной» Владимира Путина Западу. Для российского президента Навальный был агентом «коллективного Запада». Путин посылает Западу сигнал: я пойду до конца, и вы не сможете мне навредить. Но это также сигнал для россиян. Режим переходит к чистому террору. Раньше Путин пытался привлечь россиян на свою сторону и «купить» их за государственные ресурсы. Теперь, когда большая часть ресурсов России уходит на войну, остаётся только террор.

STANDARD: как критик режима вы больше не сможете ездить в Россию. Как вы восприняли интервью Путина с Такером Карлсоном?

Том: Путин полностью поглощён своей параноидальной логикой — он даже защищал Гитлера, утверждая, что Польша вынудила его вторгнуться в их страну в 1939 году. Целью выступления было усиление в США кандидатуры Дональда Трампа и избавление от западных санкций после победы над Украиной без боеприпасов и оружия. Вот почему он готов вести переговоры. Для Путина переговоры просто означают определение условий капитуляции Украины.

STANDARD: единственное, что кажется несомненным, это то, что Путин будет переизбран в марте…

Том: да, губернаторам, судя по всему, было дано указание оценить его победу на уровне немногим более 80 процентов. Россияне голосуют электронно, и этот процесс занимает три дня — времени достаточно, чтобы получить желаемый результат. Однако в то же время я считаю, что дни Путина сочтены.

STANDARD: как так?

Том: у меня такое впечатление, что мы являемся свидетелями начала конца его режима. Россияне видят, как в их стране накапливаются проблемы. Многие в госаппарате считают, что Владимир Путин загоняет страну в тупик. На мой взгляд, в Москве потихоньку начинается «депутинизация». Обстоятельства напоминают мне конец Сталина в 1953 году: уже при его жизни произошла своего рода скрытая десталинизация. Есть и другие параллели с нынешним режимом Путина. В конце своей жизни Сталин был настолько параноиком, что готовился к третьей мировой войне; он преследовал интеллектуалов и космополитов и милитаризовал общество. В то же время самые внутренние круги власти готовили десталинизацию 1952 года. То, что произошло тогда в Москве, сегодня может повториться. Многие признаки указывают на закат путинского режима.

STANDARD: какие?

Том: посмотрите, что произошло во время поездки Евгения Пригожина в Москву. Путина защитить было некому. Или возьмём Валерия Соловья, профессора аппарата власти, который уже давно заявлял, что Путин серьёзно болен, и совершает одно оскорбление величества за другим. Удивительно не это, а то, что он всё ещё свободен. Ему нужна защита с высоких должностей, иначе он бы уже получил 20 лет колонии. Недопущенный кандидат в президенты Борис Надеждин также пользуется поддержкой «кремлёвской башни», как называют различные властные фракции в Москве; в противном случае он не смог бы работать в кресле Путина неделями. Его программа представляла собой полную «депутинизацию»: она открыто критиковала курс президента, называла войну в Украине ошибкой, а поворот на Восток и Китай — катастрофой. Тот факт, что Надеждину не разрешили голосовать, свидетельствует о страхе в Кремле.

STANDARD: как могла бы произойти замена Путина?

Том: баланс сил в Кремле обычно меняется в результате дворцовых революций. Вопрос в том, когда. По моему мнению, Путина не сменят до тех пор, пока восточная Украина не окажется в руках России. Потому что преемники Путина не хотят сами делать грязную работу. Но как только всё будет решено, Путина заменят, хотя бы для того, чтобы угодить Европе и попытаться преодолеть санкции.

STANDARD: Значит ли это, что Путин лично заинтересован в отсрочке войны?

Том: конечно, он хочет уничтожить Украину, так же, как Сталин уничтожил два поколения Украины с помощью оружия голода. В Москве по этому поводу существует консенсус. В своей стране Путина критикуют не за то, что он ведёт войну, а за то, что он сразу пошёл неверным путём и провалил начало войны. Но война и милитаризация страны также закрепляют его собственные позиции.

STANDARD: верит ли население России в постоянную дезинформацию, которая превращает войну в «спецоперацию», Владимира Зеленского в «нациста», а Россию в «нацию, которой угрожают извне»?

Том: да, я думаю, что массы в это верят. Все, кто смотрит телевизор, полностью охвачены пропагандой. Большинство людей убеждены, что Запад хочет уничтожить Россию. Лишь небольшая городская элита понимает, что это фейковые новости.

STANDARD: Европа тоже влюбилась в Путина. От наивной слепоты?

Том: да, но по другим причинам. Русофильское лобби существует в Германии со времён Рапалльского договора 1922 года. Экономика под руководством канцлера Шрёдера оставалась такой ещё сто лет. Кроме того, Путину удалось хорошо использовать чувство вины немцев после Второй мировой войны. Во Франции, напротив, интеллектуалы были скорее русофилами из чистого антиамериканизма. Этот пережиток эпохи Французской коммунистической партии (КПФ) всё ещё силён. Его поддерживают такие политики, как Николя Саркози, и подпитывает российская пропаганда, что Франция не свободна, а зависит от США, как их пудель.

STANDARD: будет ли победа Дональда Трампа на выборах иметь такие разрушительные последствия для Украины, которых опасаются во многих местах?

Том: наверное, да. Европа должна поспешить помочь Украине подготовиться к провалу США. Судьба Украины будет всё больше зависеть от Европы. Мы должны признать, что с политической точки зрения эта война является для нас вопросом жизни и смерти. Потому что, если Россия сможет аннексировать Украину, то на наших границах появится угрожающая, вооружённая до зубов Россия. Я не думаю, что Путин хочет восстановить Советскую Империю; он имеет в виду скорее панъевропейский проект с Россией в качестве доминирующей державы. Это было бы чрезвычайно опасно.

STANDARD: какова экономическая ситуация в России?

Том: становится хуже. В стране не хватает оборудования и техники, а зимой – генераторов для отопления. Сегодня в России существует военная экономика, а гражданский сектор принесён в жертву. Огромная аграрная страна уже не производит достаточно даже яиц — и не только потому, что мужчины на фронте; их приходится импортировать из Азербайджана. В целом российская экономика, исключая военный сектор, чувствует себя плохо. Как в советские времена.

STANDARD: в некоторых отношениях Путин идёт даже дальше, чем СССР — он депортирует украинских детей в Россию.

Том: в России их затем помещают в «молодёжные лагеря» и внушают русский шовинизм. Итак, этим детям приходится принять точку зрения врага. Так было в Чечне: русские сравняли с землёй столицу Грозный — а сегодня вынуждают чеченцев выступить на стороне России против Украины. Просто посмотрите немного российского телевидения: этот военно-агрессивный тон, призывы уничтожить и стереть с лица земли другие страны, это вообще невероятно. И всё же это горькая реальность.

STANDARD: как и везде, определённые круги в Австрии симпатизируют режиму Путина, несмотря на эти военные преступления. Вас это удивляет?

Том: такое отношение имеет давнюю традицию, восходящую к сталинской эпохе. Вена всегда была центром для русских, и это не прекратилось в 1955 году, когда российская оккупация подошла к концу. Управление государственной безопасности НКВД России рано разработало целый ряд методов получения западных технологий через Австрию.

STANDARD: и эта близость существует и сегодня?

Том: Кремль хорошо платит, и для маленькой страны это имеет значение. Кремль всегда был заинтересован в нейтральной Австрии, равно как и Швейцария и Финляндия. Во время Холодной войны эти страны также позволяли обходить контрразведку США, включая параллельный импорт.

STANDARD: думаете ли вы, что Путин сможет когда-нибудь взорвать ядерное оружие?

Том: я так не думаю. Путин действует как злодей, нападая, когда считает, что находится в сильной позиции, но в конечном итоге он труслив и напуган. Он знает, что ядерное оружие — это красная линия, и оно заставит Запад ответить. Он этого не хочет. 

Франсуаза Том (72 года) — один из самых известных историков России, работающий в Университете Сорбонны в Париже. Советолог сделала себе имя в 1989 году книгой о Горбачёве. В 2018 году она опубликовала книгу Comprendre le poutinisme («Понимание путинизма»), в которой разоблачила пропагандистскую машину Кремля. В 2022 году последовали Poutine ou l’obsession de la puissance («Путин или одержимость властью») и Géopolitique de la Russie («Геополитика России»). Вместе с другими она ведёт блог Desk-russie.eu (на французском языке).

Это перевод новостной статьи австрийского издания. Источник: derstandard.at

О проекте:

Меня зовут Анатолий. Я автор проекта «Жизнь эмигранта». В 2017 году я эмигрировал с семьёй из Краснодара в Австрию. Мы с женой работаем в маркетинге, а для помощи тем, кто хотел бы переехать, создали сайт Emigrants.life.
Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Telegram , Facebook , Instagram, Twitter , а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram .

Последние материалы

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com