Sunday, April 14, 2024

Эмиграм. Русские в Вене, или Зачем Гоголь, Толстой и Фонвизин ездили в столицу Австрии?

Наша платформа «Эмиграм» объединяет эмигрантов и авторов, которые пишут на русском языке. Сегодня мы с вами узнаем о том, как знаменитые русские писатели и поэты отдыхали в Вене, а также разберёмся, почему в столице Австрии есть улицы им. Гоголя, Толстого, Пушкина и др. Во всех этих вопросах долго и скрупулёзно разбирался кандидат филологических наук Константин Исаков, который сегодня занимается консультированием по вопросам инвестирования в австрийскую недвижимость, а также ведёт свой Instagram об архитектуре Вены. Итак, что же говорили русские классики об прекрасной столице Австрии? 

Фонвизин стал здесь «толще». Гоголь был разочарован — «ни мысли, ни слова». Некрасов — в полном восторге от того, что можно обходиться без знания иностранного языка. Чехов пребывал в умилении от «галстухов» и зданий, похожих на «печенья к чаю». Впечатления русских писателей о Вене оказались настолько разными, будто речь шла не об одном городе, а о десятке непохожих друг на друга.  

XVIII век: любой ценой!

Отмечу сразу: Лев Толстой в Вене никогда не был. По крайней мере, мне не удалось найти следов его присутствия. А вот прапрапрадед Льва Николаевича в Вену не только приезжал, но и творил здесь историю!

В 1717 году в Вене искали сбежавшего царевича Алексея. «Вернуть любой ценой!» — приказал царь Петр I. Он отправил за сыном Петра Андреевича Толстого — первого российского посла и резидента тайной полиции в Стамбуле. Он нашёл беглеца в Тироле, где тот скрывался под фамилией Кохановский. Австрийский император Карл VI выдавать наследника российского трона отказался. 

Жёсткий указ русского царя вернуть наследника во что бы то ни стало было не так-то легко выполнить в чужой юрисдикции. К тому же в те времена Австрия находилась в весьма напряжённых отношениях с Россией. Но когда запреты останавливали русских дворян? Хитростью Толстой выманил Алексея из тирольского замка Эренберг и доставил под конвоем в Санкт-Петербург. 

Денис Фонвизин, создатель русской бытовой комедии, в конце XVIII в. приезжал в Вену лечить депрессию и развеивать панические мысли о своей смерти. Продолжая заниматься литераторством после отставки с госслужбы, своей сатирой он прогневал Её Величество Екатерину II. Императрица запретила издание пятитомника его сочинений. Расстроенный Фонвизин сделал так, как спустя четыре десятка лет поступит герой Грибоедова в «Горе от ума»: «Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, Где оскорблённому есть чувству уголок!.. Карету мне, карету!»

Оказавшись в Вене в 1786 году, Фонвизин писал сестре Феодосии, что «стал толще» и что «руке, ноге и языку гораздо лучше» (писатель страдал параличом, но венский воздух творил чудеса).

XIX век: лечиться, лечиться, лечиться

Спустя полвека в Вену отправился Николай Гоголь, чтобы отвлечься после неудачной премьеры «Ревизора». Вена времён Меттерниха Гоголю не понравилась: «Ни мысли, ни слова, ни известия, ни мнения, а только их подобия». Писатель работал над «Мёртвыми душами», восхищался итальянскими голосами в опере и лечил желудок водами Гаштайна. Его друзья в письмах отмечали пристрастие писателя к макаронам. Возможно, по этой причине Николай Васильевич большую часть 10-летнего зарубежного турне провёл в Риме.

Николай Некрасов страдал болезнью горла. В 1856 году он поехал в Вену, чтобы посоветоваться с врачами. Иностранными языками Николай Алексеевич не владел. Родственники беспокоились, как бы он того… не заблудился. Но Некрасов оказался в полном восторге от Вены: «Вот выгодно не знать ни одного языка: я заговорил на всех вдруг. Как — это другое дело! Но понимают, причём нужно соблюдать только одно правило: держать кошелёк постоянно открытым». Десять лет спустя о венской поездке Некрасов упомянул в «Железной дороге»: 

«Видел я в Вене Святого Стефана, 
Что же… всё это народ сотворил?»

Николай Некрасов

Четырежды в Вену приезжал Иван Тургенев. В том числе для консультаций с врачом по имени Зигмунд в 1858 году (это был не Фрейд!). Иван Сергеевич тоже страдал  депрессией, пребывал в вечной печали и неудовлетворённости собой. Здесь он начал работать над «Дворянским гнездом». Видимо, писАлось бойко, поскольку в Петербург он вернулся с готовым романом.

Вена покорила Антона Чехова. В 1891 году он писал семье: «Если бы вы знали, как хороша Вена!.. Улицы широкие, изящно вымощенные, масса бульваров и скверов, дома все 6- и 7-этажные, а магазины — это не магазины, а сплошное головокружение, мечта! Одних галстухов в окнах миллиарды!.. Церкви громадные, но они не давят своею громадою, а ласкают глаза, потому что кажется, что они сотканы из кружев. Особенно хороши собор св. Стефана и Votiv-Kirche. Это не постройки, а печенья к чаю. Великолепны парламент, дума, университет… всё великолепно, и я только вчера и сегодня как следует понял, что архитектура в самом деле искусство».

XX век: за гонораром

Будущий лауреат Нобелевской премии Иван Бунин заезжал в Вену вместе с женой в 1910 году, но каких-то существенных воспоминаний не оставил. Марина Цветаева с сестрой Анастасией по дороге в Италию тоже проезжали австрийскую столицу. Анастасия значительно позже в своих воспоминаниях писала: «Широкие парадные улицы, витрины, непохожие на московские, коляски и упряжь коней, дома с цветами на каменных балконах — всё было оглушающе ново». Но русские барышни жаждали моря. Поэтому в Вене долго они не задержались.

В 1933 году в Вену нагрянули Илья Ильф и Евгений Петров. В командировку. Главным образом, чтобы получить гонорар в датском издательстве за перевод двух своих романов. Денег им наскребли маловато — 400 крон. Поэтому и впечатления от поездки в «Записных книжках» оказались крайне скудны: «Венец — чёрный котелок, серое пальто, башмаки чёрные, воротничок и бритое лицо. О, эти франтоватые господа» в «пепельном, спокойном городе».

В 1932 году на картах Вены появилось сразу пять переулков, названных в честь русских писателей: Puschkingasse, Gogolgasse, Dostojewskijgasse, Turgenjewgasse, Tolstojgasse. И не потому, что эти писатели внесли какой-то вклад в развитие города (Пушкин был вообще «невыездным», да и Достоевский в австрийской столице не бывал), а в честь великих мастеров слова и человеческих душ. И это главное, что нужно помнить об австрийцах и их отношении к русской культуре и русскому языку.

О проекте:

Меня зовут Анатолий. Я автор проекта «Жизнь эмигранта». В 2017 году я эмигрировал с семьёй из Краснодара в Австрию. Мы с женой работаем в маркетинге, а для помощи тем, кто хотел бы переехать, создали сайт Emigrants.life.
Проект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Telegram , Facebook , Instagram, Twitter , а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram .

Последние материалы

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com