СМИ Австрии: «Русский мир полон нелепостей»

Об украинском языке и пропаганде в сегодняшней России

Кремлёвская пропаганда порочит украинский как выдуманный язык. Лингвист Майкл Мозер объясняет, почему «Русский мир полон нелепостей» и почему это не соответствует действительности. 

Войны ведутся не только на полях сражений, но и оставляют свой след в языке, искусстве и культуре. Президент России Владимир Путин оправдал свою спецоперацию в Украине в феврале тем, что защищал русскоязычное население. Несколькими месяцами ранее кремлёвская пропаганда проповедовала тесную связь между двумя народами и клеветала на украинский как на выдуманный язык. Лингвист Майкл Мозер считает, что это ерунда, объясняет исторические события и анализирует, какие следы спецоперация могла оставить в украинском языке.

СТАНДАРТ: Многие считают, что русский и украинский языки очень похожи. Как это видит лингвистика?

Мозер: Идея о том, что русский и украинский языки фактически являются одним и тем же языком, веками подпитывалась российской пропагандой, и сходство традиционно переоценивалось. У этих двух языков примерно столько же общего, как у испанского и португальского, а может быть, даже у французского и итальянского. Русский и украинский принадлежат к славянской языковой семье и, таким образом, имеют общее наследие. Кроме того, два языка соприкасались веками. Именно поэтому в украинском много русских и польских заимствований и наоборот. Общий словарный запас с польским языком больше, чем с русским, хотя русский более близок к украинскому. В любом случае польскоязычные и украиноязычные понимают друг друга лучше, чем украиноязычные и русскоязычные.

STANDARD: Как этот язык используется в Украине в последние годы?

Мозер: Большая часть населения Украины говорит по-русски. Однако это многоязычие не является естественным, а является результатом общей истории, которая не всегда основывалась на добровольности, а характеризовалась осуществлением и злоупотреблением властью. В 1863 году, например, в законе о запрете языков в тогдашней Российской царской империи говорилось, «что украинского языка не было, нет и не может быть». Если да, то возникает вопрос, почему этот язык должен быть запрещён…

STANDARD: Как дальше развивалась история языка в Украине?

Мозер: Доказано, что русский язык не дошёл до Украины до середины XVII века. До этого по-русски никогда не говорили. Тогда же впервые были специально заселены русскоязычные солдаты и купцы из Московской царской империи. Больший приток русскоязычных произошёл только во второй половине XIX века в ходе индустриализации крупных городов. Это обстоятельство находит своё отражение и в сегодняшнем языковом употреблении: если город Харьков в основном русскоязычный, то во всей прилегающей территории Харьковской области преобладает украинский язык. Утверждение, что весь юг и восток Украины являются русскоязычными, — полная ерунда.

STANDARD: Как выглядела языковая политика в Советском Союзе?

Мозер: В советское время украинский на бумаге ставили в один ряд с русским и даже продвигали. Однако, поскольку Советский Союз был империей зла, люди не хотели видеть украинский язык в высокой культуре, а предпочитали видеть его на сценах популярных театров с украинскими танцами и традиционными костюмами.

STANDARD: Как развивалась языковая политика в Украине после 1991 года?

Мозер: Государственный язык независимой страны должен освоить население. Поэтому вполне логично, что украинский продвигался, например, в сфере образования. Однако в школах переход на украинский поначалу был очень нерешительным. Я считаю, что ситуация кардинально изменилась только в 2014 году, с началом российской агрессии. С тех пор всё меньше и меньше родителей мирятся с тем, что учителя пренебрегают законом о языке и преподают на русском языке.

STANDARD: Какие правовые меры были приняты с момента обретения Украиной независимости?

Мозер: В 2012 году был принят закон о языке, ставший классическим выражением абсурдной политики русификации российских прихвостней. Под видом защиты региональных языков хотели подорвать государственный язык. Этот закон был заменён новым законом о языке только в 2019 году, который в основном был инициирован украинским гражданским обществом и продвигает украинский язык больше, чем когда-либо прежде.

СТАНДАРТ: Как Закон о языках 2019 года повлиял на использование языка?

Мозер: Использование украинского языка растёт очень медленно, но можно наблюдать растущую лояльность к языку. В моём втором доме в Киеве, например, украинский звучал чаще, чем 15 — 20 лет назад. В то же время русский язык в школах был оттеснён. Но есть ещё русскоязычные классы. Это хорошая вещь. Согласно заслуживающим доверия опросам, эта школьная политика также поддерживается подавляющим большинством населения. Многие русскоязычные родители хотят, чтобы их дети говорили по-украински лучше, чем они.

STANDARD: Как язык используется в украинских СМИ и культурном ландшафте?

Мозер: В последние годы украинский язык усилился, хотя доля русского всё ещё была немного больше, чем доля украинского, по крайней мере, в 2020 году, особенно на телевидении. Однако я предполагаю, что в будущем русский язык будет меньше звучать в СМИ, поскольку сейчас этот язык более тесно связан с агрессором, чем когда-либо прежде.

СТАНДАРТ: Многие украинские деятели культуры использовали в своих довоенных выступлениях как русский, так и украинский языки. Это изменится?

Мозер: Я думаю, что это изменится, особенно в сфере относительной свободы украинского общества. Если не считать запрета некоторых российских телеканалов, что не должно никого удивлять в Европе после 24 февраля, в Украине царит относительная свобода. В Российской Федерации ситуация совершенно иная. Самый известный русскоязычный украинский писатель Андрей Курков давно находится под запретом в РФ. Ведь российский режим может иметь дело только с такими же зомби, как и они сами.

STANDARD: Видите ли вы отход от русского языка и культуры?

Мозер: Русский язык, литература или культура как таковые не отвергаются. Однако в то же время люди стали более критичными и задают больше вопросов. Они более отчётливо воспринимают имперские идеи, которые можно наблюдать и в русской высокой литературе. Доля русских в Украине также упала до рекордно низкого уровня. Это связано с тем, что эти люди не хотят ассоциироваться с агрессором. Хотя в разговорах они заявляют, что у них русскоязычные родители или родители из России, они считают себя частью украинской нации и отождествляют себя с культурой и языком Украины. Украинское общество стало более уверенным в себе.

DER STANDARD: Как это выражается?

Мозер: С момента обретения Украиной независимости украинская литература и музыка процветали. Украинский приветствуется, но в то же время к русскому не относятся с отвращением. Украинские солдаты, говорящие по-русски, тоже на фронте. Однако никто из этих людей не стал бы отрицать существование украинского языка. Именно в этом и разнятся мнения, а не в том, на каком языке говорят. Языковой вопрос почти не волновал людей и преувеличивался политикой.

STANDARD: А как насчёт уже упомянутой защиты русскоязычного населения?

Мозер: В Украине русский язык защищён рядом законов, договоров и, что не менее важно, самой конституцией. Тот, кто изгоняет русский язык из Украины, это не кто иной, как тот, кто сровняет с землёй русскоязычные города. Это жестокий парадокс так называемого русского мира.

STANDARD: То есть вам как русскоязычному в Украине не хуже?

Мозер: Дело в том, что вы как русскоязычный не подвергаетесь дискриминации в Украине. Наоборот: если вы заказываете что-то на русском языке в ресторане, большинство людей автоматически перейдёт на русский язык. Это также разрешено законом. Традиционно украиноязычные чаще чувствовали дискриминацию в Украине, поскольку инструкции по использованию или меню были доступны только на русском языке. В этих случаях теперь вы можете обратиться к языковому представителю, который отвечает за соблюдение часто игнорируемого закона о языках от 2019 года.

СТАНДАРТ: И наоборот, как насчёт защиты языков меньшинств в Российской Федерации?

Мозер: Русский мир полон нелепостей. Официально существует несколько государственных языков, которые также продвигаются на бумаге. Это имеет очень мало общего с реальностью. Также нет украиноязычных школ для второго по величине меньшинства в Российской Федерации. Аргумент российской стороны в том, что украинский и русский настолько близки, что не нужны. Если это так, то возникает встречный вопрос, зачем нужны русскоязычные школы в Украине.

STANDARD: Каким вы видите языковое будущее Украины?

Мозер: Украина останется многоязычной в быту. Русский будет по-прежнему присутствовать, но его социальный статус ещё больше снизился из-за российской агрессии. Я убеждён, что языковой вопрос — это всего лишь предлог для спецоперации и что Российская Федерация просто ломает себе шею. Что касается языковой политики, я по-прежнему считаю важным принятие ещё одного закона о языках меньшинств в дополнение к закону о языках 2019 года. Эта работа уже велась, но на данный момент в Украине другие проблемы. (Джудит Мозер, 15 августа 2022 г.)

Это перевод новостной статьи австрийского издания. Источник:  derstandard.at

Меня зовут Анатолий. Я автор проекта «Жизнь эмигранта». В 2017 году я эмигрировал с семьей из Краснодара в Австрию. Мы с женой работаем в маркетинге, а для помощи тем, кто хотел бы переехать, создали сайт Emigrants.life. О целях сайта и о том, для чего я веду этот проект, вы можете прочесть в этом материалеПроект «Жизнь эмигранта» ― это ежедневные новости о жизни, быте в Австрии и Европе. Переходите на сайт проекта Emigrants.life, подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram, Twitter, Яндекс.Дзен, а также принимайте участие в голосованиях в нашей группе в Telegram

Последние статьи:

Подпишитесь на нашу рассылку

Последние новости:

Поделиться этой статьей:

Автор статьи:

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com